секспсихотерапия в кинофилософия 9 мин на чтение апр. 24, 2019

Анализ фильма "Антихрист" Ларса фон Триера (18+)

Предлагаю вашему вниманию анализ ленты "Антихрист" Ларса фон Триера. Текст предназначен:

1.  Для тех, кто не хочет смотреть фильм (а почти все фильмы Триера нелегки  для просмотра и разбора), но кому интересно содержание - для этой  категории читателей - коих, скорее всего, большинство, ибо фильм  арт-хаусный - я перекладываю основную канву сюжета.

2. Для тех,  кто хочет сэкономить время на просмотре. Статья хоть и не короткая, но  все короче 100 минут хронометража и по содержательности вполне может  заменить просмотр.

4. В конце концов для всех впечатлительных,  которые хотят посмотреть, но боятся ввиду жестоких и откровенных сцен  мой разбор поможет сохранить часть нервной системы.

Для каждого,  кто не смотрел, прочтение поможет составить представление и  определиться, стоит ли его смотреть, исходя из собственных предпочтений.  Однако держите в уме, что граней в фильме больше, чем я изложил.

А  для тех, кто смотрел, но не углублялся в сюжет - во второй половине  текста я анализирую характер главной героини, сюжет, посыл и немного  самого Триера.

Фильм открывает пролог: черно-белая сцена секса Его и Ее (Уиллем Дефо  и Шарлотта Генсбур), которая начинается в душе. Сцена беззвучная,  замедленная, капли воды переливаются на свету, герои захвачены друг  другом в истоме. Постепенно они переходят в спальню. Нам мельком  показывают трубку радионяни в беззвучном режиме, а затем их их  1,5-2-летнего ребенка, который также в слоу-мо истошно зовет родителей.  Затем покидает манеж и идет к спальне родителей. Одержимые животной  похотью они не замечают дитя.

Плачущий ребенок, осознав свою  ненужность, направляется к открывшемуся окну, за которым идет снег  красивыми крупными хлопьями. Взбирается на стол и, как говорится,  выходит вон разбиваясь насмерть.

Вся сцена снята прекрасно,  откровенно, неспешно, дабы передать важность данного события и ... некую  красоту. Но проблема ее в том, что, зная Триера и его скрупулезность  как сценарской, так и режиссерской работы (а в данном фильме он автор и  режиссер), начинаешь видеть символы не только в воде - душ и падающие  капли символизируют, по-видимому, жизнь - и не только в снеге -  кристаллическое холодное состояние воды, безжизненное, видимо  символизирующее смерть (то есть родители в душе, в процессе секса, в  жаре, а ребенок один, у окна и летит в снег). Нет, эти символы легко  читаемы, построены на контрасте, который легко уловить и, практически,  вне сомнений являются символами.

Но символы начинаешь видеть и в  напольных весах, на которые в порыве страсти наступают Он и Она еще в  ванной и весы показываются крупным планом. Что это? Символ  ответственности?

И в работающей стиральной машине, которая то ли к  тому показана, чтобы мы поняли, насколько шумно было, что родители не  слышали плач ребенка, то ли к тому, что все в этом мире по кругу или по  спирали (сцену закрывает именно останавливающийся ее барабан)?

И в мишке ребенка, у которого оторвана лапа - символ сломанной жизни ребенка и не только?

И  в трех фигурках, которые ребенок скидывает со стола, пока на него  залезает и которые до этого также брались крупным планом - здесь уж  очень широкий простор для интерпретаций?

Триер своим щепетильным  отношением  превращает знающего его зрителя в параноика, ищущего символы  всюду, возможно даже там, где их нет изначально. А сам молчит. Он  никогда Вам не ответит. Ни языком фильма, ни лично. И это правильно.  Сцена прекрасно поставлена. Вся драматичность передается без слов в  нескольких планах - настоящая режиссура.

Глава 1. Скорбь.

Главные герои не имеют имен, поэтому их можно называть Он и Она.

Траурное  шествие. Он идет за машиной с гробиком убиваясь слезами. Чуть поодаль  идет Она с безэмоциональным лицом. За ними еще участники процессии в  черных одеждах. Внезапно Она падает наземь. Если раньше лица людей из  процессии были неразличимы, как бы не в фокусе, то когда они собираются  вокруг Нее, то мы видим, что лица ЗАМАЗАНЫ. В постобработке. Черты лица  совсем не различимы. Такова концепция фильма, вероятно для того, чтобы  сконцентрировать зрителя только на двух действующих лицах.

Она  попадает в больницу, что вполне логично с психологической точки зрения,  учитывая блокировку ее эмоций, которая не позволяет запуститься процессу  нормального горевания. Она лежит там больше месяца и, судя по всему, не  отдает себе в этом отчета. Женщина во всем винит себя, т.к. могла знать  о том, что малыш просыпается ночью.

Через беседу супругов мы  узнаем, что Он - психотерапевт и хочет забрать ее домой: "Скорбь - это  не болезнь. Это нормальная здоровая реакция. Ее нельзя излечить и не  нужно. Ни один врач не знает тебя лучше, чем Я". Сцена завершается  наездом на стебли вазу с цветами, которые стоят крест накрест в мутной  воде.

Дома Она обвиняет Его в том, что тот всегда считает себя  самым умным, что был далек всегда от Нее и Ника (имя сына), и что она  была ему безралична до тех пор, пока не стала его пациенткой, как  психотерапевта, теперь, после смерти сына.

Она входит в стадию  тревоги. Он начинает применять типичные психотерапевтические техники  дыхания, анализа страхов и объяснения происходящих процессов. Она все  время жаждет секса с ним в приступах панических атак и только это ей  помогает. Однажды он поддается ей и совершает ошибку.

После долгих  расспросов, что же ее больше всего пугает, она отвечает, что больше  всего ей страшно в лесу в Эдеме - так они называют их домик в лесу. Они  едут на поезде в Эдем, где она провела последнее лето с сыном. Идя по  лесу Дефо видит убегающую олениху с мертвым жеребенком, торчащим из  утробы наполовину. Некоторые символы Триера слишком грубые и очевидные -  мать с мертвым ребенком, с которым она никак не может расстаться.

Глава вторая: Боль

Она  боится моста, т.к. под ним вода. Она боится травы. Она боится природы и  они это обсуждают в очередной беседе. Вместе они видят упавшего с  дерева птенца, которого подобрал и съел орел. Очередной символ мертвого  ребенка.

Она рассказывает, как прошлым летом услышала плач Ника,  доносящийся из леса, но никого не нашла. Сам Ник был в доме, играл и не  плакал. Плач был галлюцинаторным. Муж-психоаналитик интерпретирует ее  панику и связь с этим местом. В результате Ее охватывает агрессия и она  набрасывается на него: "Какой же ты самовлюбленный! Скоро все это  закончится!". Очевидно, что это отчаянные попытки защититься от  психотерапевтической работы, так называемое сопротивление.

"Природа  - церковь сатаны". Она боится не столько Эдема и природу, но Сатану,  понимает муж. Но тут же отказывается от этой версии. Гуляя по лесу он  находит в папоротниках окровавленную лису, которая сама себя поедает.  Лиса произносит "Хаос правит всем". Это слова Сатаны.

Глава третья: Отчаяние

Однажды  ночью муж решает подняться на чердак, где жена писала свою диссертацию,  касавшуюся женоубийства. Он видит множество развешанных по стене  исторических гравюр и зарисовок. Находит ее работу. Ее почерк по мере  написания становится крупнее, менее разборчивым и переходит в совершенно  бессвязные каракули. На столе также мы могли мельком заметить карту  созвездий, на которых была выделена лиса с подписью "Боль", ворона -  "Отчаяние", олениха - "Скорбь" с четвертым трудно различимым существом  "Goreus". Муж очень взволнован, ведь эти символы и слова были ею  написаны при жизни сына. Он понимает, что дело не в природе, как  окружающей среде, а в природе человека. В той природе человека,  которая его заставляла издеваться над женщинами. "Если человеческая  природа зла, то это распространяется и на природу. Природу всех сестер.  Женщины не управляют своей природой" - говорит она ему.

Ночью во  время секса Она плачет и просит ударить ее побольнее "Я не могу  терпеть". Очевидно, что так проявляется ее психологический мазохизм.  Женщина считает себя злой, плохой, сатанинским отродьем. Смерть сына  подтвердила это предположение. Он отказывается ее бить. "Значит ты меня  не любишь". Она убегает в лес голышом и мастурбирует под деревом. Он  находит ее, ударяет по лицу и они занимаются сексом. Из под корней  дерева видно множество женских рук.

При вскрытии судмедэксперты  отметили одну особенность: легкая деформация левой ступни ребенка. Муж  показывает жене полароид-фотографию с Ником, где у него перепутаны  ботинки. "Странно... наверное я в тот день была не в себе" - отвечает  Она. Он уходит и рассматривает другие фотографии. Ник на всех с  неправильно надетыми ботинками. Она делала это намеренно.

Внезапно  жена набрасывается на мужа с криками "Ты решил бросить меня!". Раз он  обо все догадался, то теперь она безусловно плохая в его глазах. Он ее  пытается разубедить. Она не верит и грубо склоняет его к сексу. Но почти  сразу берет полено и бьет его в пах. Он теряет сознание. Она лежит  рядом и смотрит на его эрегированный член. Затем начинает его  стимулировать. Он эякулирует кровью.

Женщина просверливает ему  икроножную мышцу и вставляет  в отверстие точильный круг и закрепляет на  гайку. Ключ выбрасывает. Все это для того, чтобы он не сбежал. Пока ее  нет Он уползает в лес и прячется в той заброшенной лисьей норе. Вероятно  это символизирует его окончательное проникновение в природу как среду  Сатаны и природу женщин, как порождений, созданных темной силой. Он, в  конце концов, познал всю Ею злостность и теперь боится жены. Спустя  время он находит ворону, которая начинает каркать. Из страха, что она  привлечет внимание, мужчина начинает забивать камнем ворону, проявляя  злость в свою очередь результате того, что он теперь в "норе" природы и  проникся Ее темной природой.

Глава четвёртая: Трое нищих

Тем  не менее она его находит и начинается откапывать. Затем просит  прощения. Они еле как добираются опять в дом. Там она плачет у него на  груди, но вдруг поднимается и спокойно произносит: "Плачущая женщина -  манипулятор. Лживы ноги и глаза, груди, зубы, волоса". Она говорит, что  его еще рано убивать. Должны сначала прийти трое нищих.

На  показывают флешбеки с начальной сценой и мы понимаем, что она видела  сына, но ничего не предприняла (ниже я это раскрою). Понимая, видимо,  что все дело в ее дьявольской природе, она отрезает ножницами клитор.  Истекая кровью уходит во двор на траву.

Он приходит в себя и  задирает голову, чтобы посмотреть в окно, где видны звезды. Созвездия  соответствуют тем, что он видел в диссертации жены. 3 созвездия "Боль.  Отчаяние. Скорбь" - это и есть трое нищих. Он произносит "Нет такого  созвездия".

Начинается град (ранее, в предыдущие дни, по крышам  стучали желуди дуба). В итоге в фильме были капли, снег, град и желуди -  все это свидетельствует в пользу того, что природа сопровождает все  события фильма, а в понимании жены природа, как церковь Сатаны, и есть  причина этих событий.

Он замечает в доме сначала ту олениху с  торчащим из нее жеребенком. Затем в дом забегает лисица с колокольчиком  на шее. Влетает ворона. Все втроем они собираются возле Нее, лежащей без  чувств.

Он находит разводной ключ и начинает откручивать  точильный круг от ноги. Она приходит в сознание и пытается его  остановить, вонзая ножницы в спину. Он откидывает ее, снимает круг и его  охватывает страх. Теперь он набрасывается на жену и убивает ее  удушением. Затем сжигает в костре, согласно историческому канону и  уходит через лес. Общий план: лес устлан голыми телами.

Вдруг мы понимаем, что Ее скорбь действительно была необычной, а Он ошибся в диагнозе и поэтому его терапия не помогала.

Эпилог

Он  останавливается поесть ягод и замечает нищую троицу. Затем со всех  сторон к нему направляются десятки девушек без лиц. Затемнение. Конец.

Кто  смотрел хоть несколько фильмов Триера знают, что все они о грязных  составляющих человеческого Я. Они о пороках, слабостях, злобе, алчности,  эгоизме густо приправленными похотью. Эти части в нас есть всегда, но  проявляются они либо при удобных обстоятельствах, как в ранних фильмах  "Догвилль", "Танцующая в темноте", "Рассекая волны", либо при сильной  акцентуации личности на пороках ввиду психических отклонений, которые  показаны в современных фильмах (из чего я вывожу его тенденцию  фрикизации персонажей):  "Нимфоманка", "Меланхолия", "Дом, который  построил Джек".

"Антихрист" был первым фильмом о явной  анормальности психики персонажа. Если раньше фильмы были тяжелы тем, что  нормальный, в принципе, персонаж, страдал от нормальных, в принципе  людей, а все дело было в обстоятельствах, в которые, в принципе, любой  мог попасть и от этого становилось очень тяжело (и такие сценарии очень  нелегко написать). То позже, либо по причине того, что Трире исписался,  либо идя на поводу публики, которая требовала большей жести либо (и) по  своей амбициозности желая внести больше патетики, символизма и мистики,  он создает главных героев изначально психически нездоровыми. Но  старается это объяснять. В "Антихристе", к сожалению, самое слабое  объяснение нездоровья главной героини.

Мы черны внутри изначально.  Во время секса с мужем Она точно видела, как сын влезает на стол, чтобы  выпрыгнуть из окна. Ее желание получить удовольствие от соития было  настолько сильным, что все эти моменты служили дополнительным  возбуждающим элементом, а момент, когда сын выпрыгивал не просто совпал с  оргазмом, как нам показали в начале фильма, но стал причиной  сильнейшего оргазма.

Оргазм взамен жизни ребенка. Что может быть  еще дороже? Как еще показать наибольшую жестокость, злобу и циничность  женщины? Но даже такую цену может заплатить похотливая женщина, говорит  Триер. Да, пусть не очень нормальная, но это одна из вариаций  человеческой психики. И поэтому Она не плакала в процессии. Поэтому ее  скорбь не была обычной.

Ее психическое заболевание начало  развиваться гораздо раньше. Диссертация на тему женоубийства была  результатом. Она уходила в себя, самоанализ и все больше находила этому  подтверждений. Летом в Эдеме она перестала быть внимательной к сыну, ее  тьма окончательно поглотила разум. Галлюцинация с плачем сына является  аллегорией того, что она больше не чувствует его, не слышит, м.б. не  любит. Он убедилась в своей плохости и это чувство стало прогрессировать  вплоть до равнодушного наблюдения за суицидом сына. С мистической точки  зрения  все объясняется тем, что Дьявол создал землю и природа людей, в  частности женщин, изначально является греховной. И природа, как среда,  не только символ жизни, но и символ страданий и смерти. Леса темны и  страшны, и в них немало, мертвых деревьев, трупов животных, жестокости,  тлена и т.д.

Но что отличает Триера как творца, что он не создает  однозначный продукт, но многоуровневый. И в данном случае есть вариант  объяснения увиденного и с жизненной, позитивистской, психологической  точек зрения. Вероятно на Нее стала сильно влиять ее работа по геноциду  женщин. Изучая источники и принимая их аргументы она находила  подтверждения в себе, акцентировалась на них, постепенно теряя  объективность самовосприятия. За это ее и ругает муж, когда они доходят в  анализе до понимания того, что она считает себя греховной: "Ты должна  была отнести критически к этим положениям (как ученый), а не принимать  их на веру!".

Слабое место в этом сценарии то, что нам никак не  описывают ее выбор темы диссертации и предрасположенность к влиянию идей  о сатанинской природе. По сути это сильная мазохистичность характера,  которая, почти всегда, закладывается в детском возрасте. По-хорошему нам  следовало показать детерминанты детства главной героини, где ее  убеждали в ее плохости, либо обстоятельства провоцировавшие такой ход  размышлений. Где она усваивала мысль, что страдание есть хорошо и  страдания неотделимы от жизни. Что надо терпеть страдания, принимать их  покорно. Или сцены, где она приносит страдание и боль людям, чувствуя  себя из-за этого нехорошей. И что-то, что провоцировало ее повышенную  сексуализированность.

Вообще, идейно фильм очень схож с  "Нимфоманкой" и во многом пересекается с ним. Я думаю основные моменты  сценария "Нимфоманки" пришли в голову Триеру  еще во время написания  "Антихриста". Не зря в обоих фильмах главную роль играет Шарлотта  Генсбур - это также показатель схожести тематики или даже два варианта  истории об одном персонаже.

При первом и поверхностном просмотре  фильм душен, неприятен, тягуч, тёмен, что в совокупности не позволяет  понять нижележащие философские и психологические слои. Зритель должен  быть не только зрителем, но, как пациент в психотерапии, должен  стараться преодолеть свои сопротивления и понять глубинные смыслы  сюжета, символов также, как бессознательную подоплеку своих мыслей,  симптомов, симптоматических действий и признать их частью своего Я,  переводя из разряда эгодистонных в эгосинтонные.

Осмелюсь  заключить, что те, кто назвали фильм "женоненавистническим", на самом  деле не смогли преодолеть сопротивление и понять идею демонстрации  гипертрофированного Оно, присущего каждому. Женщинам в особенности  потому, что они всегда считались более слабыми начиная с библейских  мотивов искушения райским яблоком и грехопадения, затем установления  патриархата и борьбы с ведьмами и т.д. Подчеркиваю "считались" слабыми,  что по современным представлениям гендерной психологии и служило  причиной их реальной веры в свою слабость, которая, в свою очередь,  определяла их внутренний морок.

Эта статья была написана:
Author image

Skurtul Alexandr

  • Almaty, Kazakhstan
Александр Скуртул – психолог-психоаналитик, личный консультант. Образование: Восточно-Европейский институт психоанализа, Санкт-Петербург.